Год назад от нас ушёл удивительный персонаж: самобытный поэт, бард, скоморох, «граф Альфа-уровень» Виктор Шафеев-Марин. Дмитрий Завильгельский в разное время снял о нём два фильма. Один из них запретили...

Вот что писал о фильме про Шафеева в своей статье аж семнадцать лет назад знаменитый кинематографист, учитель Дмитрия Завильгельского Леонид Абрамович Гуревич:

«В фильме «И откуда я такой» он (Завильгельский) щедро цитирует работы французского таможенника Анри Руссо. Отец примитивизма пришелся Дмитрию по сердцу. Намек расшифровать просто: вот откуда я такой. Со своими «примочками», но и со своей простотой, граничащей с наивностью. Со своей ясностью изложения высоких истин «низким» языком. С умением искать решение в себе самом, не отбрасывая своих склонностей и привычек, какими худыми они ни казались бы строгим законникам.

Разумеется, фильм не про его автора. Героя ленты зовут Виктор Шафеев, и жизнеописание этого персонажа и есть ее суть. Бывший (и излеченный ли до конца?) алкоголик, человек общительный и готовый проповедовать свой образ жизни, получает благодаря автору трибуну. С нее он и вещает, и поет, восславляя жизнь на природе (на опушке подмосковного леса) с минимумом удобств, приносимых цивилизацией, с отказом от материальных благ и власти денег. Трех-четырех гитарных аккордов и десятка-другого корявых рифм Шафееву хватает, чтобы в кругу многодетной семьи и поклонников утверждать добро, справедливость, бессребреничество. Что с того, что семья ютится в невероятном сооружении из обломков досок и фанеры, что босотва (дети и внуки) одеты, как и хозяин, кто во что горазд и что харчи скудные!.. Хозяин – из деревни Анино, с десятого километра Варшавского шоссе – воспевает радости жизни в объятиях Природы, шутит и ерничает в прибаутках, посещает в Москве клуб таких же «счастливых нищих», и живопись, и судьба Анри Руссо вплетаются в сцены его жизни точным камертоном.

Но беда (или счастье?) певца естественной жизни среди дерев, кроликов и детей в том, что рядом день и ночь гудит электричка, а за железнодорожным полотном маячат космические сооружения Звездного городка. От цивилизации не уйдешь!..

В итоге герой садится в ракету («Буран» в ЦПКиО) и взлетает в космос (советская хроника), чтобы погибнуть в вихре огня и дыма (хроника гибели «Челленджера»). Разумеется, он не погибает. Это просто фирменная «фенечка» Завильгельского. Бог Завильгельского – игра, озорство: «пошухарить бы». И пусть кто хочет бросает в него за это камень – чур не я! Из этого мироощущения рождается и его стиль, особенно в фильме о Викторе Шафееве. Незавершенность монтажных фраз, случайность операторских композиций здесь отнюдь не небрежность – это умысел. Это продолжение пути к себе, но в строгом соответствии с конкретным замыслом...»

Авторская версия.AVI_snapshot_04.24_[2017.05.02_21.57.44]

А что было дальше мы вам расскажем только при встрече.

Приходите, будет интересно!

22 мая как всегда в кафе МАРТ в 20.00